Все начинается с режима. Государство. Система наказаний. Лечение. Режим заведомо воспринимается как нечто не очень хорошее, как некая система запретов и ограничений. Антинародный режим. Строгий режим. Постельный режим.

Слово «режим» обязательно присутствует в стандартном бланке листа назначений любого стационара. Именно постельный режим — это очень распространенная врачебная рекомендация, некий обязательный атрибут лечения. Дескать, ежели ты больной, так нечего прыгать и скакать, а надобно, как говаривал М. М. Жванецкий, а) лежать и б) тихо…

Здесь есть еще один — чисто психологический — нюанс. Поскольку общепринято, что нарушения режима порождают проблемы, всегда удобно режим придумать, дабы потом увязать возникшие неприятности с фактом нарушения режима. Не совсем понятно, о чем речь? Объясняю.

Доктор назначил Андрюше постельный режим. Возникло осложнение ОРВИ под названием «воспаление легких». Вечно-традиционный вопрос: кто виноват? Виноват Андрюша, потому что нарушал режим.

Доктор сказал, что постельный режим — не обязательно. Возникло воспаление легких. Кто виноват? Виноват доктор, потому что не приписал постельный режим и бедный Андрюша, по словам бабушки, «допрыгался до пневмонии».

Описанная ситуация замечательно иллюстрирует тот факт, что при любых болезнях врачи предпочитают не выяснять отношения с бабушками и, не мудрствуя лукаво, назначают постельный режим. Доходит до того, что рекомендации о постельном режиме сплошь и рядом обнаруживаются в листах назначений трехмесячных детей…

Теперь вопрос по существу: как соотносятся между собой понятия «ОРЗ» и «режим»?

Прежде всего следует заметить, что режимные запреты могут быть обусловлены как индивидуальными показаниями, так и коллективными. В первом случае речь идет о состоянии здоровья конкретного пациента, во втором — о том, что данный пациент представляет собой эпидемиологическую опасность (проще говоря, является заразным).

Применительно к состоянию здоровья следует заметить, что при некоторых очень редких болезнях постельный режим действительно необходим. Типичный пример такой болезни — дифтерия. Именно при дифтерии двигательная активность, в частности резкое изменение положения тела, провоцирует нарушения со стороны сердца.

Тем не менее дифтерия — исключение, подтверждающее правило: среди болезней, объединенных термином ОРЗ, нет состояний, в обязательном порядке требующих постельного режима.

Запреты вполне могут быть обусловлены тем фактом, что передвижение по квартире многократно увеличивает шансы заразить младшую сестру, но в этом случае речь идет не о постельном режиме, а об изоляции в пределах определенной комнаты. Главное в другом — механизм развития ОРЗ не связан тесным образом с двигательной активностью, решающее значение имеет не столько вариант ОРЗ, сколько тяжесть состояния.

Основным критерием целесообразности постельного режима являются желания конкретного ребенка. Действительно больной ребенок постельный режим выберет себе сам.

Желание полежать в неурочное время, отсутствие стремления выбраться из кровати — реальные критерии тяжести состояния. И напротив: активное бодрствование — признак нетяжелого течения болезни, признак выздоровления.

Зачем же тогда вообще нужен разговор о режиме? Вывод ведь напрашивается вполне конкретный — не надо никаких ограничений: плохо дитю — залезет в кровать, хорошо — вылезет… С точки зрения здравого смысла все это действительно так, но что уж тут поделаешь — традиции, страхи, недооценка того факта, что речь идет именно о детях! Не о дедушке с больным сердцем, не о бабушке с высоким давлением — о ребенке!

Основной и опять-таки традиционный аргумент сторонников постельного режима состоит в том, что для скорейшего выздоровления необходимо беречь силы: организм должен тратить энергию не на беганье-прыгание, а на борьбу с болезнью. При этом не учитывается тот факт, что на горькие рыдания, крики-вопли и попытки из постели выбраться тратится энергии не меньше, чем на беганье по квартире…

Ситуация на самом деле парадоксальна, ибо с физиологической точки зрения в постельном режиме есть совершенно конкретные минусы.

Во-первых, здесь речь идет о детях постарше, способных анализировать свое состояние, так вот, для таких детей пребывание в постели — психологический комплекс, порождающий мысли «я больной, я несчастный, мне плохо». А пессимизм и плохое настроение вовсе не способствуют выздоровлению.

Во-вторых, имеются и чисто физиологические минусы. Длительное пребывание в горизонтальном положении приводит к уменьшению активности циркуляции крови в легких, к увеличению риска скопления мокроты — соответственно, и риск осложнений в этом случае возрастает. Кроме того, откашливание и высмаркивание в вертикальном положении намного продуктивнее. Описанное обуславливает вполне конкретные рекомендации.

Если ребенку плохо и он предпочитает постельный режим, следует:

  • приподнимать головной конец кровати во время сна;
  • следить за тем, чтоб не лежал долго в одной позе или на одном боку;
  • стремиться, чтобы во время бодрствования ребенок принимал сидячее или полусидячее положение.

Отказ от обязательного постельного режима — это не повод перегибать палку. Если уж мы пришли к выводу, что насильственное засовывание дитя в постель — это неправильно, то не надо совершать противоположные действия — устраивать оргии с криками, прыганьями и беганьями. Здесь речь идет не столько об энергозатратах, которые, конечно же, не очень желательны, сколько о том, что физические нагрузки провоцируют потливость. Следствие потливости — пересыхание слизистых оболочек, сгущение крови, соответственно, сгущение мокроты, ну а это дополнительный риск осложнений. Физические нагрузки сопровождаются избыточной теплопродукцией, и неудивительно, что чрезмерная активность может приводить к повышению температуры тела.

Поэтому, коль скоро мы отказались от постельного режима, давайте так оптимизируем наше с ребенком больное существование, чтоб дитя и в кровати не лежало, но и не скакало при этом по квартире. Чтобы игры были умеренно спокойные, настольные, чтобы можно было и почитать, и порисовать, и телевизор посмотреть. Чтобы не возникало комплекса «я несчастный», но и желание бегать-прыгать родителями ненавязчиво пресекалось — оптимально не криком «нельзя!», а созданием разумной альтернативы. Сам факт болезни вполне можно рассматривать как повод для покупки новой книжки, диска с мультиками, набора для лепки, конструктора и т. п. А мячик, ролики или бадминтон пообещать купить после выздоровления. Это, кстати, еще один психологический момент лечения — после выздоровления будет нечто хорошее, а не только «всё, здоров, иди в школу», из-за чего даже выздоравливать порой неохота.

Настоящий текст представляет собой адаптированный к формату статьи фрагмент из книги Е. О. Комаровского «ОРЗ: руководство для здравомыслящих родителей».

автор Комаровский Е.О.
опубликовано 20/03/2015 12:27
обновлено 28/10/2016
Медицина и общество, Образ жизни, Семья, Болезни и лечение

Комментарии 2

Для того чтобы оставить комментарий, пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Лучший комментарий
washington
20/03/2015 17:43

washington

Абсолютная правда, особенно в том, что постельный режим по-настоящему недомогающий ребенок назначает себе сам. Мой 4-хлетний сын при простуде не вылезает из постели, спит по 20 часов в день, отказывается от еды (питье даем), и через три дня вылезает из постели веселый и довольный. Организм (особенно у маленьких детей, которые еще не замучены нашими представлениями о "надо") сам знает, что ему нужно, не надо ему мешать. По степени физической активности ребенка всегда можно понять, насколько ему действительно плохо, и плохо ли.
6
Наталья,мама Фёдора
22/03/2015 07:32 #

Наталья,мама Фёдора Россия, Петушки

У нас тоже так-иногда с температурой бегает,а несколько раз лежал 2 дня,пил и спал. Когда активничать начинает-значит легче стало,выздоравливает. Ребенок лучше нас,взрослых,знает,что ему надо,а что нет. Захочет-даст знать,главное создать условия для выздоровления,а не пихать в него то,что ему не нужно.
1


Скачивайте наши приложения